Хаос в Тибидохсе

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хаос в Тибидохсе » Общие помещения темных и светлых » Лестница Атлантов


Лестница Атлантов

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Оживленная главная лестница.

0

2

Вот я и дома. - с некой грустью и легким отвращением думала Лиза, прогуливаясь по лестнице. Школа, родная школа... Сколько всего здесь было, сколько боли и разочарования... Счастья? Нет... никакой радости, никогда... Если и были какие-то приятные моменты - то Лиза их не помнила. Плохое всегда глубже отпечатывается в памяти и остается там на куда более длинное время.
Магспирантура, обучение, что я сдесь делаю? Разве мне это нужно? - в который раз задвалась вопросом Лизон, но, что сделано - то сделано. Отступать не в её правилах. Теперь не в ёё...
Я докажу им всем, что чего-то стою! Я не кукла! Не тряпка! Я - живой человек! - и пусть трепещут недруги. Лиза подошла к одному из окон, ловко запрыгнула на подоконник и посмотрела на открывшийся вид.
А здесь ничего не меняется... Все тот же лес, море... - теплый ветер развевал волосы. Вот оно счастье - свобода! От всех... От всего...
По лестнице пробежал какой-то ученик.
Постой! - голос Лизы прозвучал властно и уверенно, как никогда раньше. Мальчик замер. Девушка спрыгнула на лестницу и не спеша подошла к нему.
Один вопрос -  где все? -  на этот раз она говорила мягко, с добротой.
Я... ну... - мальчик запнулся, перевел взгляд на девушку, опустил глаза и продолжил. Насколько я знаю, они у Жутких ворот.
Спасибо, - поблагодарила Лиза и улыбнулась. Ступай.
Значит Жуткие ворота... надо бы и мне туда наведаться. - она задумчиво провела взглядом убегающего ученика, встряхнула головой и направилась в подвалы.

Отредактировано Лиза Зализина (2007-10-18 19:04:29)

0

3

Стоп. - Мысленно скомандовала себе Жанна.  Она не бежала, но шла так, будто у нее под ногами горела земля.  Считать до десяти  или глубоко дышать Аббатикова даже не пыталась. Когда изо дня в день, от одного того, насколько быстро стучит твое сердце, зависит твоя жизнь, учишься властвовать собой. Конечно, до разумности Лены или удавьего спокойствия Глеба ей было далеко, но заставлять себя успокоиться она умела. Ступив на первую ступеньку лестницы, некромагиня была почти спокойна.
Она знала, что совсем рядом идут Свеколт и Бейбарсов. Девушка не надеялась, что они не заметили ее вспышки, но наделась что развития эта тема не получит.
В подобные минуты ей хотелось забиться в какую-нибудь глубокую щель, не имеющую никакого отношения к магии в любом ее проявлении, и завыть на зависть всем трансильванским оборотням и Пипе Дурневой в придачу. Почему? Почему, все это происходит с ней, а не с кем-нибудь другим? Почему она, а не любая другая девчонка, любой другой ребенок попалась в руки ведьмы? Почему она, а не та же Ленка любит человека, любить которого значит, мучится, на своей шкуре проверяя истинность пословицы о близком локотке? Отличительная черта всех "темных" пламенно твердимое заклинание "ему, не мне", "он, не я" -  оговорить, подставить, отдать свою боль, которой покупаешь силу, заставить других нести тяжесть проклятого дара, что бы упокоиться самой, лишить другого вечности и надежды на спасение, что бы заткнуть пасть паразиту, тянущемуся к твоей душе. Кто угодно, что угодно, но только не драгоценный, неповторимый ты. Все остальные - прах и пыль под ногами. А, почему собственно и не ты, Жанна? Тебе же нравится. Ты же любишь все это - кладбища, ночь, ощущение силы которое они дают? - в ее мыслях, словно снова зазвучал голос старухи.
То, что она не налетела на спешащую вниз девушку, было в некотором роде чудом. Во всяком случае, то, с какой силой она вцепилась в предплечья этой особы имело свои объяснения только в области мало понятной как лопухоиду так и среднему магу.
Отпустив едва не ставшую жертвой ее внутреннего разлада мамзель, Аббатикова стала извиняться.
- Прости. Я не хо... Лиза?! - Зализина. Странная особа. Бывшая девушка Глеба. Пока магия Локона действовала, он с год был относительно спокоен. А какое-то время даже казалось, что он счастлив. За это Жанна была готова не только терпеть эту не самую адекватную даму, но и носить ее на руках. Когда Бейбарсов бросил ее, Жанна не могла не понимать, что это не просто было закономерно, но и предрешено с самого начала. Тем не менее, она уже почти привязалась к вздорной дурочке, почти «приняв ее в семью».  И она искренне жалела эту бестолковую особу.

0

4

На последних ступенях из подвала Глеб обогнал Лену и вышел к Лестнице. Ему, конечно же, хотелось хоть сейчас поговорить с Жанной наедине, но мужская логика победила - лучше сделать это попозже. Некромаг поставил трость, и в тишине здания этот металлический звук прозвучало как-то зловеще. Парень огляделся в поисках Аббатиковой и наткнулся взглядом на ещё одну особу, видеть которую он предпочитал  только в своих снах.
Flashback:
Глеб закрыл глаза и почувствовал, как Лиза обняла его за талию сзади. От магии локона не осталось и следа, но он до сих пор позволял ей делать такие сахарно-нежные жесты по отношению к нему. Почему? Странно, но Бейбарсов просто не хотел срываться на эту глупую одурманенную девушку. Её можно было легко использовать в своих целях, а если она сделает что-нибудь не так - убить. Без жалости, без скорби, без угрызений совести.
- Я люблю тебя, дорогой...
Некромаг закрывает глаза, глубоко вздыхает и, выпутавшись из объятий, уходит в другую комнату. Игнорирует возмущённый лепет и после некоторых колебаний разворачивается, чтобы сказать ей, что он хочет побыть один. Лиза повисает у него на шее, что-то говорит, но он уже не слышит.

Лиза. Ещё одна, не сказать, что тусклая, страница в его жизни. Весь этот год, который он провёл с ней был похож скорее на кошмар, который разве что некромаги могут сносить сквозь зубы. Глеб терпел её, постепенно освобождаясь от магии, проклиная эту сердобольную богиню, которая придумала всё это. Слово любовь, эту фальшивую толику счастья и этот фарс, в который всё превратилось. В конце концов и он сорвался. Даже хотел было убить её, стереть её слёзы и её истерики с лица земли... но не сумел. Пожалел? Возможно.
Бейбарсов посмотрел на Зализину и ожидал уже что-то услышать от неё, но тут понял, что в ней тоже многое изменилось. Как во многих из них. Что-то мимолётное, неуловимое, но при пристальном взгляде очевидное и .. пугающее?
Что за чушь...
Некромаг глубоко вздохнул, но решил более не показывать того, что почувствовал.
Странное стечение обстоятельств. Слишком странное, но жутко интересное.
Этот банальный интерес возник случайно вместе с подступившей дурнотой при воспоминаниях о тех днях совместной жизни с этой особой. Но пропали все слова. Стоит ли вообще что-либо говорить в таком случае?
Могли ли они остаться вместе? Нет.
Могла ли она заставить его себя полюбить? Нет.
По своему ли желанию она любила его и только его? Нет.
Некромаг с силой сжал набалдашник трости и слегка улыбнулся. Натянутая улыбка скорее напоминала раздражённую гримасу, а взгляд, казалось, пропал за тёмной пеленой.
Как юноша не успокаивал себя, всё равно хотелось развернуться и уйти обратно в сырой подвал к нечисти. Уж она-то у него не вызывала такого всплеска эмоций.

0

5

По Лестнице Атлантов поднималась Жанна. Поднималась, не замечая никого и ничего, полностью погруженная в свои мысли. Первое желание, которое возникло у Зализиной это... спрятаться за одного из атлантов и подождать пока Аббатикова скроется с поля зрения. Но внутренний голос негодующе заявил:
- Опять? Опять прятаться? Ты же хотела измениться! - Лиза устало закрыла глаза и сама себе ответила.
- Да, я меняюсь. - желание прятаться пропало. Их встреча по любому состоялась бы. Рано или поздно. Лучше рано, чем поздно. К тому же она выглядит уставшей...
Зализина остановилась и стала дожидаться пока Жанна подойдет ближе, а та была настолько занята своими внутренними трениями, что не заметила девушку и налетела на нее, больно схватила за плечи и... начала извинятся... Правда как только она узнала Лизу, извинения сразу стихли.
Прежняя Лизон несомненно бы уже закатила истерику, просто так... без причины... лишь бы поорать. К тому же Зализина мягко говоря недолюбливала обоих некромагинь, и лишь вынужденно мирилась с их присутствием, но не теперь. Лиза с ледяным спокойствием улыбнулась Жанне и сказала:
Не надо извинений. - еще одна улыбка, - Да, как видишь - это всего лишь я. Но в то же время и не я... - подумала Лиза, всматриваясь в тьму лестницы, которая терялась где-то внизу. Интуиция подсказывала ей, что смысла идти к Жутким воротам уже нет. К тому же... в поле зрения появилась еще одна фигура. Руки Лизы непроизвольно сжались в кулаки, внутри все закипело от нахлынувшей ярости. Бейбарсов... А это был именно он... Первое желание - бросится к этому... некромагу и для начала расцарапать ему лицо... Чисто женское желание в стиле прошлой Лизы. Возможно, она бы так и сделала, если бы внутренний голос опять не отрезвил её, заметив, что она больше не истеричка.
Да... Мы будем действовать немного по-другому. К тому же, что я бы смогла сделать ему этим своим выпадом? Собственно ничего... Только бы себе маникюр испортила. - успокаиваясь, отметила девушка. её внутренние терзание внешне никак не отразились. Скрывать свои истинные чувства глубоко под коркой льда она научилась у того же Глеба, правда, уже после того как он ушел.
Устроим тебе радостный прием, друг мой хороший... Вспомним былые времена.
Глебушка!!!! - Лиза в несколько шагов преодолела отделявшее её от Глеба расстояние и без зазрений совести повисла на шее у Бейбарсова, повисев там, для порядка, несколько секунд она чмокнула Глеба в щеку, и скромно стала рядом.
Не поверишь, но я рада тебя видеть в столь славном месте, в столь славное время. - ухмыльнувшись, ледяным тоном произнесла ведьма.

0

6

Лена чуть задержалась на лестнице, отгоняя совсем обнаглевших хмырей и испепеляя пару, особо шустро спешивших вниз к Воротам. Она уже отошла на достаточное расстояние для того, чтобы эта магия никак не повлияла на сохранность защиты Ворот, поэтому без всяких угрызений совети и опасений могла использовать любую магию. В общем, хмыри мгновенно исчезли из поля зрения некромагини, а Лена продолжила свой путь к опередившим ее Жанне и Глебу. Дойдя до них и увидев девушку, буквально висевшую на Глебе, она удивленно подняла брови, но приглядевшись внимательнее и узнав в девушке Лизу, закатила глаза. Впрочем, к ней Лена всегда относилась нейтрально, единственное, что неимоверно раздражало и утомляло ее в Зализиной - неисправимый характер и постоянные истерики последней. Но целый год ради даже мнимого счастья Глеба Лена была готова спокойно ее терпеть, но старалась общаться как можно меньше. Часто ее визиты в Иваново "чисто случайно" выпадали именно на то время, когда Лизы не было дома, и лишь иногда, набравшись терпения спокойно сносить воркование Зализиной, Лена наносила визит обоим жителям квартиры. Сейчас же отношение Лены к Лизе не изменилось, и некромагиня, мысленно досадливо вздохнув, подошла к Жанне.
- Добрый день.
Хотя это для кого как. Отличным его просто не назовешь, но терпеть можно. К тому же Глеб вернулся...
Взгляд Лены бродил по Лестнице, старательно избегая вида Лизы и Глеба. Глядя на них, она не знала, смеяться ей или плакать. Действие Локона на Глеба уже кончилось, но вот насчет Зализиной ничего определенного сказать было нельзя. Да и особо не хотелось узнавать мотивы ее поступков, особенно последнего. Гораздо легче было стоять в стороне, даже не наблюдая за ходом событий. Когда надоело созерцать уже тысячу раз виденную лестницу и надоевших Атлантов, Лена вопросительно посмотрела на Жанну, будто спрашивая, все ли в порядке.

0

7

На взгляд Лены Жанна ответила совершенно спокойно, и даже чуть улыбнулась. Она уже справилась со своими чувствами. Если теперь Аббатикову что-то и беспокоило, так это Лиза. Точнее то, что бы эта дурочка не наломала дров и не навредила себе еще больше. Почему она чувствовала перед ней вину, будто могла что-то изменить, но не сделала? Но, что? Если Бейбарсов что-то решал, обыкновенно никакие доводы "сестричек" силы не имели. Это было все равно, что пытаться остановить танк, ставя перед ним пластиковый заборчик. Обычно ему уступала даже волевая Свеколт, не говоря уж о самой Жанне.
Спокойствие Лизы только подогревало ее опасения - некромагиня еще не забыла, как пыталась успокоить истерящую Зализину на дне рождения Шурасика. Вслед за спокойствием вполне можно было ожидать взрыва, поэтому Аббатикова в первые секунды даже подумала, не стоит ли оттащить Лизу куда-нибудь в сторону, от греха подальше, и предложить ей водички. С успокоительным.
Впрочем, Глеб вполне и сам мог разобраться со своей бывшей пассией, причем девушка надеялась, что некромаг проявит снисхождение. В конце концов, единственная вина этой особы - глупость. Пусть и вселенских масштабов.
- Не обижайся, Лиза. Я просто не ожидала увидеть тебя тут, ласково улыбнувшись, добавила ведьма. Словно говорила с маленьким и не очень сообразительным ребенком.

0

8

Когда Лизавета обняла его, Глеб презрительно отшатнулся, но всё же отталкивать её не стал. Пытаясь хотя бы немного сбросить с плеч раздражение, он стиснул зубы и глянул на Лену и Жанну с выражением искренней усталости от этой особы. Поэтому с его губ невольно сорвался облегчённый вздох, когда Зализина чуть отошла. Бейбарсов вновь позволил себе наглость - смерил её взглядом и криво усмехнулся, игнорируя далеко не тёплое приветствие и картинно отряхнув плечо.
- Да... я тоже рад тебя видеть... - сухо ответил некромаг, довольно быстро отводя глаза и проходя мимо. Он явно дал понять, что сейчас не расположен к разговорам с кем-то посторонним, кроме сестёр. Поднимаясь по Лестнице, Глеб не оглядывался назад просто потому, что было всё равно - мир ограничен в такие моменты только одним желанием - сесть в кресло и забыться. А ещё лучше - посмотреть на языки пламени. в камине, чтобы совсем отключиться от реальности. Ведь сейчас она была слишком уж раздражающей.
Ступенек через десять Бейбарсов всё таки оглянулся, но посмотрел лишь на  Жанну, словно вспомнив что-то важное. Парень хотел что-то сказать, но в итоге лишь приоткрыл рот, приподнял руку и тут же её опустил, вновь резко разворачиваясь и уже стремительно поднимаясь по лестнице наверх. Куда? Вначале в его планы не входило искать тихого места в здании, но здравый смысл восторжествовал. Комната. Та самая ЕГо и только ЕГо комната, в которой он провёл те недолгие (а может и долгие, некромаги не считают) годы в полном одиночестве (до прихода Зализиной). Он никого туда не пускал, порой даже Лена и Жанна не решались зайти к нему, даже по очень важному делу. Там всегда был полумрак, было тихо... Относительно тихо.
Flashback:
Карандаш сломался в очередной раз и Бейбарсов судорожно сжал в пальцах грифель. Положив руку на рисунок, парень со злостью смял его и, не глядя, кинул за спину. Откинувшись на спинку стула, Глеб запрокидывает голову и закрывает глаза, восстанавливая сбившееся дыхание. Только сейчас он понимал, что эта любовь балансирует на гранях безумия.

Поднявшись  по лестнице и не замечая, что ноги почти подкашиваются от слабости, Глеб с силой сжал трость и оперся на парапет. Никогда ещё он не думал, что будет именно по-человечески уставать и иссякать. Сила, бурлящая в его жилах, съедала его изнутри, не давая возможности дышать, порой даже - видеть. Бейбарсову казалось, что он слепнет, но пелена постепенно растворялась. Потом оказывалось, что это были слёзы...
Старуха бы убила меня...
На его губах мелькнула нервная улыбка. Вздохнув, он оглянулся, ожидая Лену и Жанну.

Отредактировано Глеб Бейбарсов (2007-10-22 19:44:07)

0

9

Поймав спокойный взгляд Жанны, Лена еле заметно кивнула. Такой ответ на незаданный вопрос ее обрадовал. Вмешиваться в чувства и переживания "сестры" девушка не собиралась, но знать, что Жанна спокойна и у нее присутствует хотя бы шаткое подобие душевного равновесия, было для некромагини очень важным. Не только из-за того, что чувства одного порой сказывались и на остальных, но даже более потому, что и Жанна, и Глеб за несколько лет стали ей полной и равноправной заменой семьи, а благополучие всех, даже такое призрачное и неустойчивое, много значило для нее.
Чуть улыбнувшись, Лена перевела взгляд на Глеба и стоящую чуть поодаль Лизу. Теперь во взгляде Зализиной на Глеба не было и сотой доли той теплоты и заботы, из-за которых раньше Лена была готова терпеть ее присутствие в их "семье". Такой взгляд еще раз подтверждал, что действие Локона кончилось как по отношению к Глебу, так и к Лизе. Но тогда еще более непонятным становилась та ситуация, которую некромагиня застала на лестнице. Чем являлся тот сладкий тон, объятие, а затем и звоникй поцелуй в щеку? Привычкой, остаточной влюбленностью или данью прошлому? Между этими тремя понятиями сложно было провести четкую грань, а тем более дать ясное определение поведению Лизы. С грустью решив отложить решение этого вопроса на потом, Лена проводила взглядом Глеба, продолжившего, наконец, подъем по лестнице.
Ненавижу разбираться в чувствах людей. Особенно тех, кто совершенно не укладывается ни в какие рамки и чьи нормы мне не понятны. К сожалению, именно к этому типу относится Лиза. А может, и к счастью...
Четкие границы для всего были просто необходимы юной ведьме. Таков уж был ее внутренний мир: четкий, упорядоченный, аккуратный. Но иногда хотелось плюнуть на весь порядок, забыть про все правила и границы, установленные ей самой, и просто жить, радуясь каждому дню и лучу солнца. Правда, через мгновение Лена понимала, что к такой жизни пришлось бы привыкать еще дольше, и вновь возвращалась к привычному порядку.
Выбросив все лишние мысли из головы и пообещав себе потом еще вернуться к ним, Лена медленно пошла вслед за Глебом, остановившись только рядом с ним около двери в его комнату.

0

10

Лиза равнодушно проводила взглядом удаляющиеся фигуры.
Уходите - пожалуйста! Вы никогда не воспринимали меня всерьез! - внутри все кипело, хотелось запустить в этих самодовольный и самоуверенных личностей чем-то... тяжелым, какими-то заклинаниями из области смертельных. Но илза прекрасно понимала, что это бесполезно. Некромагов обычными заклинаниями, доступными простым "светлым" магам явно не достать. Они только отмахнутся от нее и таким выпадом Лиза просто подтвердит свой статус истерички.
Ну уж нет! Не дождетесь! - со злостью подумала она. Больше не будет вам красивых спектаклей и вечеров с развлекательной програмой, главным героем в которых всегда являлась я.
Она ухмыльнулась и поправила волосы, вспоминая с какой сухостью и пренебрежительностью отреагировал на её выходку Глеб.
Впрочем, ничего иного я и не ожыдала. Ублюдок! Я всегда была для тебя только тряпкой! Ненавижу!
Она зажмурилась и глубоко вдохнула, приводя свои чувства в порядок, в который раз за последние несколько минут. Держать себя в руках и не срываться оказалось безумно сложно, но ко всему можно приыкнуть и к этому тоже. Важно сделать первый шаг на дорогу и потом не свернуть куда-либо в сторону и теи более не повернуть назад. Что бы не думали и не говорили о Лизе, а сила воли у нее была. Сила воли и огромное желание отомстить. А это уже не мало. Женская месть страшная вещь. Особенно если мстительница готова идти до конца, не смотря ни на что.
Ладно... Соображайте на троих!- она прекрасно понимала, что приглашения к беседе ждать бесполезно.
Пойду познакомлюсь с однокурсниками, - решила Лиза, и повернула в сторону гостинной темного отделения. Светлой Зализина себя уже давно не считала.

>>>>Гостинная темных.

0

11

Жанне осталось только недоуменно покачать головой и последовать за Леной и Глебом. Она не собиралась еще раз унижаться, пытаясь образумить эту вздорную девицу. Скорее всего, сейчас она снова найдет кого-нибудь, кому можно будет рыдать в жилетку, перемежая слезы проклятьями Гроттерше и воспоминаниями о том, как счастливы они "с Глебушкой" были. Некромаги не любят возиться с осколками, а с чужими и подавно. Лизон отправилась в самостоятельное  странствование по морям бытия, и Аббатикова искренне желала ей больше не появляться на пути кого-то из них.
Знакомый коридор, знакомая дверь... когда в последний раз они с Леной наведывались сюда? Почти два года назад… Как раз в тот день, когда счастливая как сытый удав Лизон и покорный ей Бейбарсов отбывали в Иваново.
После этого последовали долгие месяцы, когда она предпочитала поддерживать связь с новообразовавшейся четой исключительно по зудильнику, и то, пытаясь поговорить с Глебом, она тратила добрую треть вечера на то, что слушала подробный доклад его пассии о том, какой он хозяйственный и как не повезло им с сантехникой. Аббатикова чувствовала себя не то почтенной свекровью, которую положено убеждать в том, что ее чадо сыто, здорово, и смотрит футбол в добросовестно заштопанных носках, при этом, не подпуская того к телефону, дабы не сболтнул лишнего, не то хищной заклятой подругой самой Лизы. Зализина умудрялась ревновать свою "частную собственность" к любой особи женского пола, совершенно не советуясь при этом ни с логикой, ни с собственной головой. И все же, даже Лизон была в сотни раз лучше той решимости, которая владела им, когда в дело не вмешивалась магия Локона.
Все что угодно было лучше.

0


Вы здесь » Хаос в Тибидохсе » Общие помещения темных и светлых » Лестница Атлантов